Василий Носиков (vasily_nosikov) wrote,
Василий Носиков
vasily_nosikov

Экономические взгляды Айн Рэнд и современная Республиканская партия США


Нашел текст своего доклада на зимней конференции ЛПР. Выкладываю



Кризис 2008 года вызвал новый интерес к работам Рэнд, к ее романам. Правые политики и активисты стали активно использовать отсылки на "Атлант расправил плечи", как на предсказание, или как на иллюстрацию происходящего. На митинги Чайной Партии люди приходили с плакатами "Я – Джон Голт". Пол Райан, кандидат в вице-президенты от Республиканской партии 2012 года говорил, что именно из-за книг Рэнд он решил заняться политикой. Сенатор Рон Джонсон заявил, что не видит серьезных расхождений между собственным мировозрением и взглядами Айн Рэнд, а так же, что из всех ее персонажей ближе всего ему Хэнк Реарден – потому что он до конца не сдавался. Теперь уже бывший конгресмен Джон Кэмпбелл говорил, что с текущей политикой людям начинает казаться, что «Атлант» становится реальностью. Глава республиканцев в Конгрессе Кевин Маккарти, сенатор Рэнд Пол, популярный консервативный ведущий Раш Лимбо, консервативный член Верховного суда Кларенс Томас высоко отзывались об "Атланте" или "Источнике".

Сама Айн Рэнд, начиная с семидесятых, очень плохо относилась к консервативному крылу республиканской партии. Она называла их фашистами, которые стремятся захватить партию, подобно тому, как коммунисты пытались захватить Демократическую партию в тридцатые. Рейгана она почитала монстром, и заявляла, что надеется не дожить до его избрания в президенты. Главной философской точкой неприятия были религиозные взгляды этих людей, их убежденность, что вера должна играть определенную роль в политике, не оставаясь лишь частным делом гражданина. Из конкретных расхождений в первую очередь в голову приходит право на аборт. В отношение противников этого права Рэнд не стеснялась в выражениях, а в 1976 году на выборах в Сенат проголосовала за умеренного демократа Мойнихана – в первую очередь по той причине, что его конкурент Бакли от Консервативной партии выступал против абортов. Надо заметить, что все перечисленные выше республканские поклонники Айн Рэнд выступают против права на аборт – так что несложно догадаться, как отнеслась бы к их восторгам писатель и философ.

Разумеется, большинство из перечисленных людей, кроме разве что очаровательного господина Джонсона, скажут, что они не полностью согласны с Айн Рэнд, что они не могут принять, скажем, ее атеизм, или еще какие-то стороны ее учения, настоящие или выдуманные. Среди либертарианцев большой популярностью пользуется ромб Нолана. Я думаю, он всем известен: по одной оси у нас экономические свободы по другой социальные - и вот вверху либертарианцы, слева демократы, справа республиканцы, внизу статисты, а в середине центристы. И, стало быть можно, трактовать, что республиканские поклонники Айн Рэнд выступают только за экономическую свободу – отсюда и расхождения.

Однако я хочу поговорить о том, насколько экономические взгляды республиканской партии совпадают с рэндианскими. Ответ на этот вопрос представялет интерес не только сам по себе, он позволяет также продемонстрировать, что даже если говорить об экономической политике, ее описание в терминах «право-лево» часто оказывается неаддекватным. Необходимо оговориться, Айн Рэнд неоднократно говорила, что она не экономист, не может судить о тех или иных экономических мерах правительства – но при всем при этом в других обстоятельствах она вполне себе о них судила. Таким образом реконструировать ее поддержку или недовольство теми или иными мерами возможно, особенно если касаться чего-то довольно простого. Скажем, она публично одобряла снижение налогов с одновременным снижением госраходов, жестко критиковала просто снижение налогов, выступала за широкое дерегулирование и так далее.

Если представить себе взгляды на экономическую политику просто как интервал "право-лево", может показаться, что вся разница между взглядами на экономическую политику у правых республиканцев и Рэнд только в степени – Рэнд более радикальна. Но даже так возникают несоответствия: как я уже упоминал, Рэнд плохо относилась к попыткам просто снижать налоги, считая, что это приведет к ужасающим последствиям. Митт Ромни, кандидат в президенты от Республиканской партии в 2012 году, на дебатах предлагал именно это: снижение налогов с одновременным устранением дыр в системе, должно было, по его мнению, привести к увеличению налоговых поступлений. Получается, по этому вопросу Рэнд оказывается левее республиканского мэйнстрима. Как же так? Как человек, которого считют, чуть ли не воплощением крайне правой экономической политики оказывается левее мэйнстрима?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, сравним экономические программы. Тут, конечно, надо заметить, что политические программы партий по определению явяляются более-менее эклектическим набором мер, которые если и пытаются привязать к некоторой философии, то уже пост-фактум, пытаясь найти в этом наборе, что-то общее. Когда экономические взгляды выводятся из сложной идеологической системы – наоборот, они явлются финальной точкой рассуждения. Тем не менее, я думаю, можно использовать программу Республиканской партии за 2012 год, ее экономическую часть, чтобы посмотреть на экономические идеалы республиканцев.

Здесь можно заметить, что это программа партийного мэйнстрима, а, скажем, чайнопартийцы придерживаются других убеждений. Возможно, это действительно так, но те выступления крайне правых, которые я видел, не дают оснований полагать, что различия между ними принципиальное, а не просто в мере, до которой необходимо сокращать государство. Более того, тогда в 2012 году именно Пол Райан был выбран кандидатом в вице-президенты, что говорит, о том, что концепции правого крыла были учтены.

Я приведу две цитаты из этой программы :

«Налоги по своей сути уменьшают свободу граждан. Их должная роль в свободном обществе - это финансирование необходимых и разрешенных Конституцией служб, таких как национальная безопасность и забота о тех, кто не может позаботиться о себе сам».

«Должное назначение регулирования – это установка четких правил игры для граждан, так чтобы владельцы бизнеса и работники могли понимать, что они должны или не должны делать, чтобы достичь успеха, оставаясь в рамках закона [...] Многие правила необходимы, как например те, что обеспечивают безопасность еды или медицины, особенно зарубежной». И дальше много слов про то, как они отменят ненужные и вредные правила, введенные администрацией Обамы.

Что следует из этих слов. Налоги, очевидно, являются злом сами по себе – пусть и неизбезжным. Однако регулирование бывают хорошими и плохими: плохие правила надо отменять, а хорошие вводить и поддерживать. Получается, что налоги надо всеми силами снижать, до минимально возможного уровня, а регулирование необходимо, но должно осуществляться мудро.

Взгляды Рэнд отличаются коренным образом. Что касается налогов, она хоть и считала их «грабежом, если понимать грабеж в широком смысле», полагала, что вопрос этот не является наиболее важным. Более того она говорила, что человек, который отказывается платить по крайней мере ту часть налогов, которая идет на оборону, должен немедленно покинуть страну. В другом месте, она утверждала, что отмена налогов станет последним шагом в построении свободного общества – это то, чем надо заканчивать.

Что же касается регулирования, то вот его-то она считала абсолютным злом. Государство не должно лицензировать те или иные профессии, те или иные товары. Оно не должно вводить экологические регуляции, в свободном общесте эти вопросы будут решаться через общественные движения и суды, если человек сможет доказать, что ему был нанесен реальный ущерб. Оно не должно запрещать наркотики. Оно не должно ограничивать свободу контракта, и должно отменить антитрастовое законодательство. Оно не должно вводить фиатные деньги и манипулировать валютой. Отвечая в 1962 году на вопрос: какую политику должно по ее мнению проводить правительство, решившее строить свободное общество, она сказала следующее: должна проводиться медленная, но последовательная с подробным освещением целей и темпов полное дерегулирвоание экономики. Из неотложных мер она назвала только отмену тюремных сроков за нарушение антитрастового законодательства – здесь можно заметить, что это произошло задолго до рейгановской либерализации антитрастовых законов.

Таким образом, выходит, что в понимании Рэнд регулирование является злом само по себе. Не может быть хороших или необходимых правил, все они должны быть отменены. Что же касается налогов, они тоже являются злом, но значительно меньшим, второстепенным по сравнению с «дирижизмом». Кроме того для правительства по ее мнению безответственно понижать налоги, не снизив расходы.

Эти различия не количественные, они фундаментальны. Республиканцы призывают снижать налоги и отменять плохие государственные регулирования, вводя хорошие. Айн Рэнд призывала бы к полному дерегулированию, после чего можно было бы уже говорить о снижении госрасходов и налогов. Эти подходы ведут к совершенно разной экономической политике. Политичекий идеал Рэнд был весьма радикален – полное отсутствие вмешательства государства в экономику, и в качестве последнего шага перевод налогов на добровольную основу. Однако ее отношение к конкретным политическим шагам на поверку оказывалась куда более умеренным, чем можно было ожидать. По крайней мере, глядя из сегодняшнего дня, в шестидесятые годы, ее призывы должны были звучать более радикально.

Таким образом, можно констатировать, взгляды правых республиканцев не совпадают с рэндианскими даже в экономической сфере – и дело здесь не в том, что они недостаточно радикальны, а в принципиально иных основаниях. Кроме того мне хотелось бы привлечь внимание к тому, что описывать сложные взгляды в формате «право-лево» неверно. Поскольку вроде бы близость пунктов, которые поддерживают те или иные люди принимается за близость идеологическую, принципиальные расхождения между подлежащими картинами мира игнорируются. Это ведет к серьезнейшему упрощению реальности. Возможно, для анализа поведения политиков это нормально, знаменитый рейтинг DW-NOMINATE работает именно по такому принципу, но, если вас интересует экономическая теория или философия, этого недостаточно. И наконец, я хочу заметить, что говоря о правых и левых в экономической политике, люди объединяют в пакет две совершенно разные вещи: отношение к налогам и госрасходам и отношение к госрегулированию. При этом, если подумать, связи между ними не больше чем между, скажем, оппозицией гей-браку и правыми экономическим взглядами. Можно поддерживать высокое перераспределение через налоги и сравнительно низкий уровень регулирования – в качестве примера можно привести страны Скандинавии. Можно наоборот поддерживать огромное число госправил, но при этом низкие налоги – возможно, Россию следует рассматривать именно так (это замечание принадлежит gavagay). То, что сегодня эти позиции идут обычно в пакете, совершенно не значит, что так будет и дальше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments